image image
Украинка прятала солдата вермахта более 50-ти лет
сегодня 👓 144354

Казалось бы, в разгар Второй мировой войны ни о каких теплых чувствах между немецким солдатом и простой украинской девушкой не могло быть и речи.

Но эта история доказывает, что любовь можно найти даже во времена kpoвопрoлитнoй войны. И что она способна объединить даже непримиримых врагов.


Вильгельм Дитца жил в небольшом городке Вехстеббахе, зарабатывал на жизнь росписью фарфоровой посуды, увлекался механикой и мечтал стать художником. Но его мечтам не суждено было сбыться: началась война и в 1939-м его призвали в ряды немецкой армии.

Он был на хорошем счету у начальства, дослужился до унтер-офицера и дошел до самого Сталинграда. После рaнeния был переведен в небольшой украинский город Смела. Этот городок и перевернул всю его дальнейшую жизнь.

Шел 1943 год. Феня Острик вместе с родителями и младшей сестрой жила в покосившейся избе, под гнетом немецких оккупантов. Чтобы прокормить семью и хоть как-то выживать, девушке приходилось собирать кочаны на капустном поле.

Однажды, она встретила на нем парня: с робкой улыбкой и светящимися глазами. Правда на нем была... немецкая униформа. Вильгельм, так звали юношу, ненавязчиво что-то обронил на своем, и удивился, когда услышал в ответ родную речь.


Как оказалось, Феня прекрасно владела немецким языком. Мимолетная симпатия переросла в уважение, с тех пор, как Дитц помог одной односельчанке. Многодетная мать прятала от немцев дойную корову, чтобы прокормить детей. Вильгельм узнал об этом, но не только не сдал женщину командованию, но и усыпил их бдительность.

Спустя время, ему пришлось спасать и уже саму Феню. Девушку вот-вот должны были отправить в Германию. Этот случай и положил начало их отношениям.

Во время освобождения советской армией Смелы, Дитца был тяжeло рaнeн. Феня уговорила родителей помочь бывшему оккупанту, которого полюбила всем сердцем. Они поселили его на своем чердаке. Выходили и даже достали новые документы на имя Василия Доценко.

Но ни последующий переезд, ни рождение сына Павла не сделало бывшего солдата вермахта «своим». Большую часть дальнейшей жизни он провел на чердаке, опасаясь сплетен и пересудов, редко с кем-то общался.


Лишь спустя полвека после окончания войны, когда Фени не стало, Вильгельм раскрыл единственному сыну правду.

Известно, что в начале 90-х Дитц сумел связаться с оставшимися в Германии родственниками и даже наведался на бывшую родину, на которой долгие годы считался погибшим.


loading
Показать больше!